18 июня 2016 года Ольга Панченко
Invisibles: Невидимые


1
| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 |



1  [ ^ ]

Дерек злился. Как эти двое, вроде бы его соратники, могут так спокойно реагировать на его унижение?! Одна эта мысль снова переполнила юношу гневом, однако неудобства, причиняемые ему верёвкой, быстро остудили пыл. Кисти рук уже изрядно отекли, мелкие камушки впивались в кожу, да ещё солнце пекло нещадно, а пот струился по лицу. Вдобавок к этому нестерпимо яркая изумрудная трава лезла то в глаза, то в нос и постоянно норовила попасть в рот, чем злила его ещё больше. Мелкие насекомые расползлись почти сразу после постыдного поражения, поэтому упрямый муравей, неуклонно ползущий к его лицу, казался воплощением зла... Захваченный телекинетической борьбой с муравьём, Дерек не заметил, как оказался в тени.

– Может, всё-таки помочь ему освободиться от верёвки? – услышал Дерек прямо над головой мелодичный голос Ханако и почти сразу почувствовал приятно холодившие кожу капли воды на своём лице.

– Зачем? – ответил ей приятный мужской баритон, принадлежавший Энтони, находившемуся явно неподалёку, хотя и вне поля зрения Дерека. – Скоро наш друг перестанет злиться и сам освободится от верёвок. Нельзя ведь совсем лишать человека радости реванша.

– Как скажешь, – легко согласилась девушка.

Дерек хотел сказать им что-нибудь едкое, но, не придумав ничего остроумного, решил промолчать. Сложно язвить лёжа брюхом на земле, да и что тут скажешь, если в отличие он него Энтони элегантно и быстро поставил на колени трёх нападавших, коварно упаковавших его, Дерека, в бандаж, а малышка Ханако двумя фразами выяснила обстановку и отправила всех восвояси под конвоем появившихся ниоткуда конвоиров-андроидов…

– О, а это что?

Дерек, скорее, угадал, чем почувствовал, как Ханако наклонилась и подобрала что-то небольшое за его спиной.

– Энтони, не знаешь, что это?

– Трудно сказать. Возьмём с собой, потом отправим на анализ.

– Тогда, может быть, пообедаем? Я проголодалась после купания.

– Конечно! Я уже всё приготовил.

Дерек услышал удаляющиеся шаги и характерные для хорошо подготовленного пикника звуки и запахи: сначала послышался едва уловимый шелест механизмов походного робота-компаньона RCL4/5, деликатный стук высококлассного фарфора, хлопок открываемой бутылки шампанского, шуршание фольги, а затем он почувствовал соблазнительный запах великолепного сыра и мяса, смешанный со свежестью спелых овощей и фруктов.

Рот Дерека мгновенно наполнился слюной, он вспомнил о том, что не успел толком позавтракать. Масла в огонь подлили мысли о прелестях климатической установки, создающей в радиусе двух метров нужную температуру и защищающей от насекомых и ультрафиолета. Вскоре мысли оформилось в размышления, совершенно не вязавшиеся с его уязвимым положением, но странным образом вернувшие самообладание: «Неужели этот пижон Энтони притащил с собой шампанское?! Ладно, хватит тут валяться, пора бы пообедать. Война войной, а обед по расписанию».

Солнце припекало левое ухо Дерека, а упорный муравей уже достиг его носа и, похоже, не собирался останавливаться на достигнутом, что становилось совершенно неприемлемым.

Дерек вздохнул, немного расслабился, быстро провёл инспекцию техники связывания и качества исполнения узлов. К счастью, противник оказался хотя и умелым, но не достаточно, чтобы выполнить все узлы и переплетения безупречно. Ещё до второго бокала отличного шампанского юноша сидел рядом со своими соратниками, потирая следы от верёвки и с презрением глядя на их изящные бокалы, искрящиеся на солнце белым золотом.

Сам Дерек не пил шампанское, поэтому для него в корзинке с едой Энтони заботливо припас вечный тёмный ирландский эль «Guinness». Несколько глотков эля волшебным образом улучшили настроение рассерженного юноши, а первый кусок мяса, попавший в рот, радикально изменил его настроение.

– Теория Павлова в действии, – мимоходом прокомментировал Энтони, лишь пригубив свой напиток.

Дерек чертыхнулся, но промолчал: покерфейс Ханако не давал возможности что-либо понять и выбрать наиболее верную в данной ситуации реакцию.

– Не рановато ли для шампанского? – уязвлённое самолюбие Дерека требовало выхода.

– О, разве ты забыл, что алкоголь на нас не действует? – невозмутимо ответила Ханако. – А для тебя у нас припасена отрезвляющая таблеточка!

– Зачем пить, если не пьянеть?!

– Возможно, ради вкуса и особой атмосферы? – дружелюбно улыбнулся Энтони.

Возразить было решительно нечего, поэтому Дерек снова занялся обедом. Молодой ирландец, с удовольствием уплетавший сочное мясо с овощами и непрерывно перебиравший события последних часов, создавал двойственное впечатление: он походил то на нахохлившегося рыжего филина, чудом спасшегося от ливня, то на скандинавского бога, снизошедшего к людям.

Мускулистое тело Дерека воплощало эталон универсального бойца, органично сочетавшееся с мужественными чертами лица, каким то чудом сохранившими детскую мягкость. Зелёно-голубые глаза, тёмные брови и ресницы подчёркивали ирландские корни Дерека О`Райли и придавали его внешнему виду аристократичности, что совершенно не вязалось с его, мягко говоря, «простыми» манерами. Дерек вошёл в группу как непревзойдённый мастер «деликатных» поручений, а попросту говоря, профессиональный киллер.

Напротив него сидела Ханако Такэда – девушка японской внешности, несколько более атлетического телосложения, чем можно было бы ожидать от астеничных азиатов, несомненно, представлявшая собой воплощение совершенной восточной красоты, что неудивительно, ведь она была потомком двух великих японских аристократических семей, до сих пор сохранивших своё величие и влияние. Ханако выполняла в группе роль аналитика и стратега. Ни больше, ни меньше.

Третий по очереди описания, но не по значимости – блистательный английский дипломат Энтони Эссэкс. Глядя на него, первое, что приходило на ум – слово «порода». Тонкая кость, узкие запястья и лодыжки, чуть удлинённое лицо, обрамлённое вьющимися светлыми локонами – всё кричало о его происхождении. Энтони обладал редким типом рафинированной внешности, позволяющей ему быть «невидимкой»: благодаря отсутствию внешних «особенностей» и полной симметрии правой и левой частей лица и тела, Энтони ускользал от восприятия обычного человека, не оставляя о себе ровным счётом никаких воспоминаний. Он словно «растворялся» в стиле и окружающей обстановке: причёска и одежда меняли Энтони до неузнаваемости, делая его идеальным разведчиком, переговорщиком и моделью, что, собственно, и являлось неотъемлемой частью его призвания. Таков был потомок древнего рода английских дипломатов Энтони Эссекс.

Вместе эти трое создавали странное впечатление: их красота действовала на окружающих подобно полуденному солнцу – ослепляюще, заставляя любого человека полностью «провалиться» в совершенной гармонии, забывая об окружающем мире. Практически никто после первой встречи с ними не мог вспомнить не только детали их внешности, но и происходившие с их участием события. Этот феномен являлся одной из популярных тем обсуждения на острове Оогамэ, и он же стал причиной возникновения специальной группы «Invisible» («Невидимые»).

Люди, достаточно долго знавшие всех троих, утверждают, что каждый по отдельности полностью отличается от другого и внешностью, и поведением, так же как огонь отличается от воды. Тем не менее, общее дело и специальные методы подготовки создали из их поразительных способностей уникальный победоносный сплав. Как бы там ни было, группа с позывным «Invisible» стала самой успешной за более чем 170 летнюю историю существования острова Оогамэ, собравшего на своей территории лучших представителей человеческой расы. Куратор группы, утверждал, что внимательному наблюдателю открывается множество любопытных деталей, свидетельствующих о почти телепатической связи между этими тремя участниками.

Правительство искусственно созданного острова Оогамэ многое связывали с группой «Invisible». Сотрудники военной базы «Мотодзи» и курсанты, проходившие подготовку в тренировочном лагере, между собой называли агентов группы – «Саннин», что в переводе с японского означало «Три человека», а в другом прочтении – «Маги».

История острова Оогамэ начинается 21 декабря 2012 года с падения в Тихий океан метеорита, катализировавшего процесс синтеза особой материи на основе кораллов, и появления нового химического элемента рония, кардинально изменившего мировой энергетический баланс. Крупные транснациональные корпорации, потратившие колоссальные ресурсы на изучение метеорита и создание острова долгое время держали его существование в тайне, и только в 2087 году остров получил статус государства с особыми правами. Первыми инвесторами, финансировавшими создание Оогамэ стали кланы Эссексов и Такэда, до сих пор состоящими в правлении острова.

– По какому поводу шампанское? – с изрядной долей яда в голосе спросил Дерек, с демонстративным наслаждением потягивая «Guinness».

– Точно не потому, что ты наглотался пыли! – заметила Ханако, лишь пригубив искрящийся напиток.

– Тогда, может быть, объясните, что здесь происходит и почему на нас напали? – незатейливо вернулся к волнующей его теме Дерек.

– Ты знаешь, что подобный тон за обедом неприемлем? – менторским тоном спросил Энтони, деликатно подкладывая Дереку в тарелку ещё один стейк слабой прожарки.

– Нет, не знаю и знать не желаю! – снова вскипел Дерек.

Его эмоциональный всплеск не произвёл ровным счётом никакого впечатления на товарищей.

– Дерек, как ты думаешь, – проговорила Ханако, подставляя солнышку то правую, то левую щёчку, – тот муравей, на которого ты пялился, пока лежал на земле, настоящий муравей?

– Хочешь сказать, это дрон-разведчик? – съязвил Дерек, но мгновенно остыл, словно его окатили ледяной водой.

– Милый Дерек, – нарочито медленно начала Ханако. – Мы находимся на территории военной базы «Мотодзи», самом высокотехнологичном тренировочном лагере на Земле, выполняя особую миссию, и ты удивляешься, что вокруг тебя вьются мини-дроны?

– Понял, понял! Ты намекаешь, что мы как простые жители острова Оогамэ должны делать вид, будто бы просто наслаждаемся хорошей погодой, отличной едой, и не задавать лишних вопросов?

– Да, не забудь про шикарное шампанское, – включился в разговор Энтони и выразительно посмотрел на Ханако.

– Вчера лорд Гамильтон вернулся из Англии и передал мне посылку от моего деда. Это бутылка как раз из той посылки – коллекционная!

Ханако вопросительно посмотрела на Энтони, пытаясь понять, зачем он об этом упомянул именно сейчас. Энтони всегда пил только коллекционные вина и никогда и ничего не говорил без веской причины. Видимо, взгляд был настолько красноречив, что даже Дерек проникся важностью момента.

– Кстати, Дерек, – сменил тему Энтони. – Ты заметил, кто тебя связал?

Ирландец задумался… Несмотря на то, что нападение произошло стремительно и противники были в камуфляже-невидимке, а Энтони, как назло, построил их спиной к застигнутому врасплох Дереку, он успел уловить знакомые запахи и узнать характерную манеру действий.

– Неужели это был МакГрегор?! – горячая кровь Дерека снова стала закипать.

– Так он действительно ничего не понял?! – теперь настала очередь Ханако удивляться.

– Похоже, что так… – ответил Энтони, завершая трапезу гроздью прекрасного белого винограда.

– Что я должен был понять? – гнев снова начал охватывать Дерека.

– И вместе с этим человеком нам предстоит рисковать жизнью? – вздохнула Ханако, немного помолчала и тоном учительницы, объяснявшей двоечнику в 154 раз разницу между нейтрино и кварком, продолжила. – Видишь ли, Дерек, кроме стандартных тренировок, на базе практикуются секретные миссии, поручаемые каждой группе и направленные против каждой группы: тайная игра всех против всех. Задания выдаются аналитику группы в атмосфере строгой секретности и конфиденциальности. Например, группа МакГрегора должна выкрасть у нас коды шифрования локальной информационно-разведывательной сети «Genesis».

– А они у нас есть? – искренне удивился Дерек.

– Секрет, – хихикнула Ханако, снова сосредоточившись на пикнике. – Сам понимаешь: информация, дезинформация…

Энтони разлил остатки шампанского по бокалам и жестом фокусника с блюда из тончайшего фарфора снял салфетку, скрывавшую не менее изысканные эклеры от кондитерского дома «Paul», привезённые из самого Парижа. Ханако даже взвизгнула от восторга, увидев это кондитерское великолепие. Именно в такие моменты становилось видно, насколько много девушка моложе своих коллег.

– Неужели это «Paul»?!

Энтони подтверждающе улыбнулся с видом триумфатора, только что покорившего последний город мира. Ханако в порыве восторга чмокнула Энтони в щёку и принялась излишне сосредоточенно выбирать на тарелке самый лучший из шести совершенно одинаковых эклеров. Дерек больше не мог терпеть этой «изысканной» пытки и, вскочив на ноги, заорал:

– Может, хватит уже издеваться надо мной?! Когда вы узнали о возможном нападении группы МакГрегора?

– Задолго до того, как эту информацию выдали самому МакГрегору: за день до нашего прибытия на базу, – невозмутимо вернулся к прерванному разговору Энтони. – Видишь ли, Ханако-тян ещё в школе участвовала в моделировании тренировочного процесса для специальных агентов, поэтому в курсе возможных испытаний. К тому же она умеет получать и анализировать информацию не только с любых цифровых источников, но и непосредственно из окружающей среды. Шпионаж – это одна из «суперсил» Ханако.

В голосе Энтони слышались нескрываемые восхищение и восторг. У Дерека от этой информации сразу же пропал аппетит: за всё время разговора о задании он не сделал ни одного глотка своего любимого напитка.

– И почему вы мне ничего не сказали?

– А тебе говорили, только в тот момент ты был очень занят разглядыванием глубокого декольте новенькой проверяющей, видимо, поэтому ничего не услышал. А, как тебе известно, мы дважды ничего не повторяем, – съязвила Ханако и подмигнула Энтони.

Дерек покраснел и потупился: он умел принимать свои промахи.

– О, неужели Дерек умеет смущаться?! – не унималась Ханако.

Энтони засмеялся, поддерживая девушку. Дереку это явно не понравилось, но он снова промолчал, а уже через мгновенье решил взять инициативу в свои руки:

– И почему мы тогда здесь расслабляемся? Неужели МакГрегор так легко откажется от выполнения миссии? И какова наша миссия?

– А с чего ты взял, что МакГрегор отказался от выполнения миссии?– почему-то обрадовался Энтони. – Связав тебя, они получили немного времени, чтобы поискать компьютер Ханако. Здесь его не обнаружив, твой друг МакГрегор прямо сейчас обыскивает нашу резиденцию в поисках компьютера Ханако и, возможно, чего-нибудь ещё...

– И мою комнату они тоже обыскивают? – насторожился Дерек.

– Они найдут у тебя что-то запретное? – заинтересовалась Ханако, слизывая шоколад со своих нежных пальчиков, при этом с неподдельным интересом разглядывая соратника.

– Надеюсь, не найдут! – прорычал Дерек.– Кстати, а что вы подобрали рядом со мной?

– Трудно сказать, что-то вроде монетки, – ответил Энтони.

– И где она?

– Уже в лаборатории: только что пришёл отчёт о доставке.

Дерек задумался, словно вспоминая что-то очень важное, постоянно ускользающее от него.

– Обязательно сообщите мне, что покажет исследование.

– Непременно! – ответил Энтони, пристально глядя на Дерека. – Может быть, ты хочешь что-нибудь рассказать нам?

– Не сейчас, – юноша энергично потёр своё лицо. – Прямо сейчас я хочу испортить «табло» МакГрегору!

– Вечером, думаю, тебе представится возможность поквитаться со своим старым «другом». Ханако-тян, как обстановка?

– Дайдзёбу! Нормально: все группы заняты в центре подготовки, так что окрестности пустые, а у нас есть пара часов для отдыха. Если что изменится – меня проинформируют. Особо параноидальные ребята, конечно, следят за нами, но без усердия. И, кстати, Дерек, пользуясь случаем, можешь передать привет МакГрегору. Видишь на дереве неподвижно сидящую птичку? Это его дрон.

Дерек выхватил из специального кармана дротик и прицельно пульнул его в птицу. Попал, заметил улыбку на лице Ханако, но продолжал злиться на безразличие, с которым она ткнула носом в его же невнимательность, и особенно на безразличие к его вопросам. За сломанным дроном прилетел другой, забрал его и удалился в направлении базы.

Тем временем девушка допила шампанское, аккуратно сложила все вещи обратно в корзинку для пикника, на климатической установке включила фильтр, защищавший от вредного ультрафиолета, и улеглась на предусмотрительно принесённый с собой матрасик, чтобы немного отдохнуть. Энтони тем временем устроился в тени пальмы и задумчиво созерцал гладь озера.

Ханако примирительно похлопала рукой по матрасику рядом с собой, приглашая товарища немного отдохнуть. Дерека не пришлось долго уговаривать: он лёг на спину, закрыл глаза и почти сразу заснул, успев перед погружением в небытие подумать о миссии, порученной их группе.


2  [ ^ ]

За многие столетия дипломатической службы клан Эссэксов накопил множество «тайных» приёмов и способностей, делавших их непревзойдёнными дипломатами мира. К таким способностям относились, например, контролируемый метаболизм и восстановление сил без потери контроля за ситуацией. Благодаря этим способностям Энтони никогда не пьянел и теперь отдыхал, созерцая красоту окружающего ландшафта, охраняя сон товарищей. Ханако, в свою очередь, умела менять структуру вещей, например, понижать градус алкоголя в напитках, иногда снижая его до нуля.

Вскоре, привлечённые запахами, на полянке появились обезьяны, а вместе с ними и птицы. Энтони осторожно вынес за пределы купола, создаваемого защитно-климатической установкой, остатки еды, и теперь насытившиеся животные расположились на границе защитной зоны.

…Солнце клонилось к вечеру – время прилива. Лёгкий бриз с океана, многократно усиленный ущельем, создавал на озере и защитном куполе едва заметную рябь. Энтони знал: если смотреть на озеро сквозь купол, освещённый послеобеденным солнцем, создавался особый эффект, заставлявший наблюдателя погружаться в лёгкий транс. Молодому дипломату нравились подобные состояния, позволявшие сделать окружающий мир более волшебным, чем обычно. Близилось время прощания с их временным пристанищем – через несколько часов солнце достигнет вершины горы, стемнеет, и передвижения станут небезопасными.

Ровно за пять минут до назначенного времени Ханако открыла глаза и поднялась, словно и не спала. Первым делом её взгляд натолкнулся на мохнатых соседей, кучей расположившихся с её стороны на границе защитного купола.

– Энтони, ты опять прикармливаешь диких животных?! – сладко потягиваясь, сказала Ханако.

– А что мне остаётся делать, если они тянутся к тебе, словно пчёлы к мёду?

– Не кормить!

– Странно это слышать от человека, понимающего звериный язык.

– Ой, вот только не надо начинать! В лесу полно еды, а ты формируешь у них неправильные привычки!

– Не ругайся, – примирительно ответил Энтони, протягивая Ханако влажное полотенце. – Больше не буду так делать.

– На этот раз поверю.

– Как тебе удаётся всегда вставать ровно за пять минут до подъёма? – решил сменить тему Энтони.

– А как тебе удаётся не пьянеть? – вопросом на вопрос ответила Ханако.

Они улыбнулись друг другу, подтверждая успешность «пробудительного» диалога.

– Как будем будить засоню? – натягивая камуфляж, спросила Ханако.

– Может, уменьшим радиус действия климатической установки?

– Хорошая мысль. Начни с ног.

Энтони немного поколдовал с настройками – пятки Дерека оказались под знойным солнцем и почти сразу же подверглись атаке насекомых. Дерек мгновенно свернулся в клубок, но глаз не открыл.

– Пора будить, – с сожалением ответил Энтони, включая установку в штатный режим. – Кто рискнёт?

– Предоставляю эту честь тебе. Я не в настроении заниматься нейтрализацией последствий Дерековой паранойи.

– Протестируем электрическое лассо?

– Я вам сейчас протестирую! – Дерек стоял на ногах, воплощая всем своим видом праведный гнев. – Сейчас оденусь и пойдём!

– Смотри-ка, – улыбнулся Энтони. – Наш друг слышит во сне!

– Хватит уже, – беззлобно огрызнулся Дерек. – Куда направляемся?

Ханако, подкармливавшая белого попугая какаду крошками своего сухого пайка, бросила в ответ:

– Мы пойдём на базу через лабиринт Фудзи. Раз уж мы тут оказались, глупо отказываться от возможности полюбоваться чудесным садом.

Дерек удивился, но ничего спрашивать не стал: если есть причина сделать небольшой крюк, то он узнает о ней в своё время. Лабиринт Фудзи по праву считался одним из новых чудес света и представлял собой многоуровневый террасный сад, созданный из растений, цветущих и плодоносящих в различные сезоны. Строго говоря, лабиринт Фудзи был биолабораторией, специализирующейся на генной инженерии и космобиологии, но благодаря фанатично преданным своему делу учёным и щедрости правления Оогамэ он стал гимном человеческому гению и красоте.

Жемчужина лабиринта – фабрика бабочек, расположенная под стеклянным куполом, состоящим из более миллиона стеклянных фрагментов, составленных подобно витражам и преломляющих солнечный свет так, что благодаря оросительным установкам, поливающим растения вокруг купола, почти всегда над лабиринтом можно видеть множество радуг, сплетающихся в причудливые кружева. Среди жителей острова лабиринт Фудзи считался одним из лучших мест для романтических свиданий.

Сборы заняли всего несколько минут: робот-компаньон быстро собрал все бытовые вещи и ожидал команды. Ханако отправила робота на базу, и, вскоре, он скрылся среди деревьев. Бросив прощальный взгляд на озеро и ущелье, друзья свернули с дороги и углубились в лес.

3  [ ^ ]

Удобная широкая тропа закончилась как-то слишком быстро, превратившись в световой просвет, очень напоминавший «игольное ушко» среди буйных зарослей разных кустов, папоротников, пальм и лиан.

– Мы идём в гости к Тоторо! Тоторо-тоторо… – Ханако мурлыкала себе под нос песенку из культового детского анимэ японской студии «Ghibli».

Энтони улыбнулся, подумав, насколько Ханако ещё ребёнок. Дерек некоторое время что-то внимательно высматривал и вынюхивал, а затем решительно направился в то самое «игольное ушко». Достав мачете для вырубки просеки, он решительно повёл друзей по тропе, точнее сказать, по намёку на тропу.

– Послушай, Дерек, – негромко окликнула товарища Ханако. – Почему ты не используешь лазерный нож?

– С детства не люблю «Звёздные войны», – пошутил Дерек и замолчал, сосредоточившись на вырубке свисающих перед ним лиан. – А если серьёзно, я считаю, что лазерный нож наносит больше вреда живой природе, чем мачете. Люди и так слишком сильно вторгаются в окружающую среду.

Они некоторое время шли молча.

– Посмотри, какая прекрасная орхидея! – Дерек остановился рядом с камнем, приютившим нежный цветок.

Ханако подошла поближе и с любопытством рассматривала находку. Вид и вправду был великолепен: причудливые нежно-розовые цветы, сломавшие скалу благодаря своей жизненной силе, вызывали смешанные чувства восторга и удивления. Дерек потянулся было к цветку, чтобы сорвать, но Ханако решительно остановила его.

– Не трогай! Почему цветы нужно обязательно срывать?!

– Почему бы и нет? Ты могла бы ещё некоторое время любоваться цветочком в пути.

– Не вижу в этом никакого смысла, – пробурчала Ханако. – Этот цветок хорош только на скале, к тому же он быстро завянет. Если я захочу полюбоваться им ещё раз, то будет повод попросить тебя об экскурсии.

– И то верно!

На первый взгляд, заросли субтропического леса создавали непроходимую зелёную стену и можно было ожидать, что переход в подобных условиях будет тяжёлым, но Дерек каким-то чудом выискивал бреши, находя самую короткую и комфортную тропу.

– Никогда бы не подумал, что прогулка по джунглям может быть такой приятной, – сказал Дерек, намекая на защиту и климат-контроль их камуфляжных костюмов. – Как вам удалость не превратиться в декоративных кукол при таких технологиях?

– Спецподготовка, – буркнула Ханако, вспоминая долгие часы, проведённые в спортивном зале и в «полях», а также уроки своего деда по отцовской линии. – Посмотрела бы я на тебя, попади ты в руки моих родственников из Японии. У Энтони, кстати, тоже было весёленькое детство, но на него наваливались его английские сородичи.

Энтони только улыбнулся, всецело подтверждая справедливость слов Ханако. Дерек, почувствовав себя в безопасности, снова решил вернуться к волнующему его вопросу:

– Какие планы на вечер?

– Ну что с тобой делать? Надо научить тебя вести светскую беседу, – улыбнулась в ответ Ханако. – Пора бы знать, что на Оогамэ лес не являются преградой для электронных разведчиков, в том числе и спутниковых. Ты удивишься, но первое, что сделали руководители базы «Мотодзи», – оснастили джунгли новейшими системами наблюдения. Ты даже не можешь себе представить, как этому обрадовались учёные, получившие возможность исследовать лесную жизнь, как наземную, так и подземную, 24 часа в сутки!

– Тогда зачем мы пошли этой тропой? – почувствовал себя обманутым Дерек.

– Во-первых, это самый короткий путь до лабиринта Фудзи, а мы уже начинаем немного спешить, и ты единственный среди нас, кто обладает способностью свободно передвигаться по джунглям, – невозмутимо ответила Ханако. – А во-вторых, нужно немного освежить твои охотничьи инстинкты, а что, как не джунгли, способствует этому лучше всего?

– С этим трудно поспорить!

Ответ Ханако одновременно встревожил и обрадовал Дерека: он страстно желал поквитаться с МакГрегором, но как-то слишком много было непонятного в этой истории. Однако разговор пришлось прервать, так как на горизонте появились переливающиеся радуги лабиринта Фудзи с весело летающими под ними ласточками.

4  [ ^ ]

Лабиринт Фудзи, что в переводе с японского означает «Богатый», уже не одно десятилетие возглавлявший рейтинг ЮНЕСКО самых красивых парков на Земле, располагался в долине, со всех сторон защищённой от ветров восемью горными пиками. Стекающие с горных вершин речушки сливались вместе, образуя могучую реку Мара, получившую своё название в честь учёной Мара Джонс, в буквальном смысле создавшей это место и заложившей биолабораторию, а с ней и лабиринт Фудзи. На создание лабиринта профессора Джонс вдохновил сад Фудзи на японском острове Кюсю.

Издалека лабиринт Фудзи казался сияющим драгоценным камнем, погружённым в облако из цветов. По японской традиции, в глубине сада перед входом в лабиринт стоял синтоистский храм, поклонявшийся богине солнца Аматэрасу и богу плодородия Инари. Охраняемые статуями лис ярко красные ворота тории, традиционно устанавливаемые перед святилищами японской религии синто, гармонично дополняли буйство красок и поддерживали особую магию этого места.

Вот уже несколько лет настоятелем храма Фудзидзиндзя служил молодой Вада-сэнсэй. Расстояние от опушки до входа в лабиринт составляло около километра по открытому полю, с одной стороны засеянному рисом, а с другой стороны – неизвестными друзьям растениями различных цветов и оттенков. До храма вела прямая, как стрела, грунтовая дорога: после успокаивающей тени субтропического леса открытая местность без единого деревца показалась друзьям слегка неуютной.

Должно быть, работая в саду, Вада-сэнсэй издалека увидел приближающихся гостей и сам вышел на дорогу, чтобы поприветствовать их.

– Добро пожаловать в Фудзидзиндзя, Такэда-доно! – почтительно поприветствовал Вада-сэнсэй Ханако, когда они приблизились к нему на достаточное расстояние. – Хисасибури, нэ! Давно не виделись!

– Да, давно!.. – ответила Ханако. – Как здоровье настоятеля?

– О-кагэ сама де! Вашими молитвами, у деда новое увлечение – японское фехтование иайдо, так что он сейчас тренируется в горах, – ответил Вада, провожая друзей в чайный домик.

– Отдохнёте с дороги?

– И да, и нет. У нас есть около часа. Мы вполне успеем поучаствовать в чайной церемонии и обсудить насущные дела, но вряд ли успеем отведать буддийскую еду, – ответила Ханако, вызвав бурю молчаливого негодования у Дерека.

Путь к чайному домику лежал через идеально спланированный чайный сад в стиле Родзи, что в переводе с японского языка означает «Роса на тропе». Искусство создания чайного сада заключается в том, чтобы помочь гостю отрешиться от мирской суеты и погрузиться в царство Будды на Земле. Идеальное сочетание всех элементов делали этот парк округлым и словно пустым, втягивающим в эту пустоту все тревоги, беспокойства и мирские мысли, очищая восприятие для входа в нирвану.

Медленно продвигаясь по тропинкам, выложенным из различного природного камня, саннины приблизились к небольшому колодцу, чтобы совершить ритуал омовения рук и лица. Источник, расположенный в центре сада недалеко от чайного домика, завершает отдаление гостей от бренности земного существования.

Красота сада, идеальная планировка и покой подействовали даже на сурового Дерека. Умываясь, Дерек поймал то состояние отрешённости, что предшествует глубокой медитации и меняет облик. Ополоснув согласно правилам лицо и руки, друзья приблизились к чайному павильону с западной стороны, оставили свои вещи на специальной скамейке и, сняв обувь, осторожно вползли через специальный узкий лаз в чайный домик. Павильон, как положено, находился на берегу пруда, кишащего разноцветными карпами.

В ожидании Мастера чайной церемонии Ханако и Энтони предусмотрительно научили Дерека некоторым премудростям предстоящего действа. Затем друзья немного помолчали, наслаждаясь покоем. Тишину нарушила Ханако.

– Мне очень жаль нарушать дзен, но нам нужно кое-что обсудить. Благодаря особой конструкции лаборатории, в этом месте образовалась аномальная зона, скрытая не только от электромагнитных волн, но и от всех звуков. Дерек, прислушайся, какая тишина вокруг!

Дерек замер и понял, что именно его так смущало всё время, пока они находились в павильоне: в ушах он слышал только звук своего кровотока и едва слышное дыхание товарищей. Было похоже на то, как однажды в детстве он потерялся в пещере и около двух часов находился в полной темноте и тишине, пока не выбрался наружу. Юноша поёжился – воспоминание было не из приятных.

– Наше задание, – продолжила Ханако. – Найти и изъять источник питания из рония, украденный с Оогамэ для поддержания жизнедеятельности неорганической андроидной сущности, называемой двойником.

Ханако выдержала небольшую паузу и продолжила:

– Подобные существа называются двойниками, потому что копируют внешность и архитектуру мышления реально существующего человека.

– Это что-то вроде клона? – решил уточнить Дерек, понимая, о чём говорит Ханако.

– Нет. Клоны – органическая копия человека, а двойники – неорганические, это сложно понять, но так оно и есть. Исследования природы двойников проводились на Оогамэ, и мы считаем, что некоторые технологии были украдены.

– Промышленный шпионаж, значит, – пробурчал Дерек, находясь в высшей степени концентрации.

– Обычно жизнеспособность двойника поддерживается за счёт архитектуры мышления и энергии человека-эталона, но найденный на Оогамэ элемент роний способен поддерживать автономное существование двойника при наличии матрицы-стабилизатора. К сожалению, подобные элементы питания имеют неприятный побочный эффект: во всех местах за пределами Оогамэ этот элемент меняет электромагнитную структуру, разрушая на молекулярном уровне экосистему и приводя к неконтролируемым катаклизмам.

В этот момент раздвижные двери сёдзи, расположенные напротив гостей, распахнулись, и появился Вада-сэнсэй с принадлежностями для чайной церемонии. Друзья поклонились, приветствуя Мастера.

– Добро пожаловать! – поприветствовал гостей Вада-сэнсэй. – Пока я готовлюсь к церемонии, вы можете закончить разговор.

Ханако очень любила чайную церемонию, поэтому она взглядом попросила Энтони закончить инструктаж Дерека, ей хотелось настроиться на изысканное удовольствие.

– Украденная технология нашлась в ирландской лаборатории. Судя по всему, после первой эйфории они поняли, что их двойник нестабилен, а побочным эффектом действия элемента питания (или двойника?) стала трагическая гибель всей исследовательской группы и их лаборатории. Дерек, ты ведь уже догадался, что МакГрегор и есть двойник?

– Невероятно!

– Тебе нужно нейтрализовать МакГрегора и забрать у него источник питания.

– Каков план?

– Мы организуем между вами схватку. Затем тебе нужно будет нанести на МакГрегора специальную проводящую жидкость и заставить его войти в электромагнитное поле.

– Каковы особенности двойников?

– Человеческими органами чувств двойник полностью идентифицируется как человек, но это не так. Неорганическое существо невозможно покалечить или убить обычным способом. По своей сути, двойник – это конгломерат чистой энергии, способный на невероятные манёвры. Тем не менее, он не может нанести тебе значительный вред физическим воздействием: он может только напугать тебя, заставив мозг поверить, что телу нанесены повреждения, или вызвать галлюцинации. Сейчас энергетическая структура МакГрегора нестабильна, поэтому он не сможет выполнять сложных манёвров типа полёта, но погрузить тебя в ужасающий транс у него сил достаточно.

– Не очень-то утешительная информация…

– Но и не особо пугающая, – решила поддержать друга Ханако. – У искусственно созданных двойников есть некоторые особенности: двойник подчиняется более стабильной, чем у него, нервной организации.

– Как выглядит элемент питания?

– Предположительно, как шарик, примерно три сантиметра в диаметре.

– Хогёку? – усмехнулся Дерек, намекая на любимую всеми тремя японскую мангу о Бличе. – Это всё, что мне нужно знать?

– Почти.

– Есть способ отличить двойника от человека? – спросил Дерек.

– Конечно, хотя и трудно применимый в поединке. В глубине глаз двойника пылает огонь, в то время как у людей видно темноту. Но не советую тебе смотреть в глаза двойнику, потому что это пламя может поглотить твой разум.

– Вот ещё что: двойники при высоких скоростях ведут себя подобно воздушному или жидкостному потоку, надеюсь, это тебе поможет.

В комнате повисла пауза, нарушаемая стуком бамбуковой трубки небольшого водопада, находившегося поблизости, стрёкотом сверчка и шорохом кимоно Мастера чайной церемонии.

– Вижу, вы готовы приступить к церемонии, – вернул друзей к реальности Вада-сэнсэй.

– Прошу Вас, Вада-сэнсэй, – ответил за всех Энтони, и друзья погрузились в таинства тядо – традиционной японской чайной церемонии.

5  [ ^ ]

Молодой Вада-сэнсэй не зря считался на острове одним из лучших мастеров тядо. Он в совершенстве владел многими стилями чайной церемонии, и для этого случая он выбрал стиль энсю, разработанный специально для самураев. Незначительные изменения в последовательности движений, способа расстановки принадлежностей для чайной церемонии и некоторые особенности выполнения действий, полностью меняли настроение гостей и их «послецеремониальный» настрой.

– Сегодня, – после приветствия начал Вада-сэнсэй, – специально для вас я повесил в нише токонома одну из каллиграфий-коанов своего деда и составил икэбана, приличествующую случаю. Каллиграфия гласит: «Чем становится вихрь, поглотивший ветер?», а икэбана составлена из совершенно нового гибрида цветов, ещё не получившего названия и ирландского клевера.

Вада-сэнсэй мягко улыбнулся и продолжил церемонию. Созерцание подготовки Мастера к приготовлению чая, звук закипающей в котелке воды и умиротворение заставляли мысли течь медленнее, до полной остановки, и погружали саннинов в приятную лёгкость пустоты. Красота чашки и горький вкус чая концентрировали все чувства на кончике языка, переводя сознание в активное состояние повышенного восприятия, проводящего гостя в царство Будды на Земле.

…В этот раз состояние после чайной церемонии Вада-сэнсэя отличалось от обычного: вместо ощущения полного покоя и умиротворения друзья ощутили прилив сил и веру в успех.

Завершив церемонию, Вада-сэнсэй попросил друзей ненадолго задержаться в чайном домике, а сам тихо исчез за раздвижными перегородками сёдзи. Через несколько минут он вернулся, держа в руках небольшой свёрток. Вада-сэнсэй подошёл к Дереку и церемонно вручил ему пакет.

– Профессор Дюран просила передать проводящую жидкость, необходимую для эксперимента. Нанесите несколько капель на открытые участки кожи испытуемого.

– Благодарю.

– Как доберётесь до базы? – вежливо поинтересовался Вада-сэнсэй, обращаясь к старшему из группы Энтони.

– Долетим на флаере, – ответил он. – Мы должны поторопиться. Благодарю за гостеприимство.

Друзья вышли из храма на дорогу, где их уже ждал парящий над землёй серебристый самолёт, напоминавший треугольник. Наскоро попрощавшись, они погрузились в летательный аппарат и уже через несколько минут увидели жилой комплекс базы «Мотодзи».


6  [ ^ ]

Как и всё на острове Оогамэ, военная база «Мотодзи», расположенная в долине горной гряды, снаружи демонстрировала куда меньше, чем имелось внутри. С высоты птичьего полёта на территории базы можно было увидеть полосу препятствий, полигоны для стрельбы, испытания военной техники, тренировки киборгов. На границе базы располагалась жилая зона, связанная с основными объектами вакуумной магистралью. Жилая зона состояла из казарм и деревни для офицеров, располагавшейся в лесо-парковой зоне, ближе к границе базы. Небольшое подсобное хозяйство с питомником для служебных животных находилось в отдалении от офицерской деревни, но в непосредственной близости к солдатским казармам, отделяя солдатскую пустыню от зелёного оазиса офицеров и специальных агентов.

Как положено, на «Мотодзи» имелись шикарный аэродром и небольшой суперсовременный космопорт, знаменитый своей стометровой вышкой командного пункта. Тем не менее, вся эта территория была лишь ширмой для колоссальных подземных сооружений, включавших в себя экспериментальные лаборатории, системы симуляции всевозможных комбинаций внешних факторов, гаражи, отделы по тестированию новейших разработок, в том числе андроидов и киборгов.

Каждая спецгруппа располагалась в отдельном коттедже офицерской деревни. Вопреки ожиданиям, коттедж группы «Invisibles», приютившийся на самом краю деревни, снаружи выглядел самым маленьким: незатейливый двухэтажный белый домик с плоской крышей. На первом этаже находились гостиная, столовая и комната Дерека, а на втором – рабочий кабинет, спальни Ханако и Энтони, а также гостиная с сюрпризами. Вот, собственно, и всё. Уже на подлёте к дому саннины заметили около него необычное оживление: возле входа стоял автомобиль военной прокуратуры и начальника штаба военной базы генерала Смита.

– Неужели вы не шутили, рассказывая о проникновении в наш дом?! – снова стал заводиться Дерек.

Вопрос остался без ответа, потому что флаер уже приземлился на крыше коттеджа. Рядом с гаражом уже стоял в целости и сохранности робот-компаньон серии RCL4/5.

Вопреки ожиданию, внутри дома всё выглядело как обычно. Не сговариваясь, друзья сразу разошлись по своим комнатам, чтобы проверить масштаб ущерба. Энтони, даже не открывая дверь в свою комнату (все индикаторы несанкционированного вторжения были на месте), сразу направился в рабочий кабинет. Ханако даже не задержалась в своей почти пустой комнате и, наплевав на деликатность, заглянула к Дереку. В ванной Ханако и обнаружила юношу, внимательно рассматривавшего небольшую оплавленную дыру в центре зеркала.

– Ты знаешь, что это такое?

– Лазер?

– Не похоже, от бластеров граница остаётся более чёткая…

Девушка вышла из ванной и помахала Дереку рукой, приглашая пойти за собой. В кабинете их уже ждал Энтони, рассматривавший на большом экране результаты сканирования дома.

– Само собой, видеокамеры ничего не зафиксировали, зато датчики электромагнитных возмущений просто с ума посходили! Однозначно, МакГрегор порезвился здесь на славу.

– Он нашёл искомое?

– Сомневаюсь, потому что датчики регистрировали повышение уровня возмущения полей. МакГрегор очень нервничал.

– Энтони, – спросил Дерек. – Как ты думаешь, двойники могут прожигать дыры в стекле?

– Я слышал, такое бывает в момент распада. Если это уже происходит с МакГрегором, то нам придётся его немного стабилизировать.

Саннинам так и не удалось закончить разговор, так как снизу послышался властный голос генерала Смита.

– Ханако-сан! Спускайся!

– Передавай привет генералу, – поговорил Энтони вслед удаляющейся Ханако. – Когда освободишься, встретимся на нашем месте. А мы с Дереком ещё раз осмотрим дом.

7  [ ^ ]

Генерал Смит и Ханако, вопреки предположению Энтони, не поехали в штаб, а остановились в одной из трёх милых кофеен, существовавших в офицерской деревне. Взяв по чашке кофе, они устроились за уютным столиком на улице. И генерал, и Ханако знали, что на месте столика точно располагалось одно из редких «слепых» пятен острова, невидимых и неслышимых как для электронных, так и для аналоговых систем наблюдения и слежения…

– Почему вы оказались у нашего дома, – решила взять на себя инициативу Ханако.

– Была попытка войти в секретную сеть с твоего компьютера.

– И как?

– Безрезультатно.

Бариста принес по чашке капучино, и разговор перешёл в другое русло.

– Как продвигается расследование? – спросил генерал.

– Всё по плану, сэр, – несколько рассеянно ответила Ханако. – Меня немного беспокоит вторжение в наш дом. Надеюсь, МакГрегор не сбежал с базы?

– Вряд ли. Он ведь уверен, что его невозможно отследить. К тому же ему жизненно необходимы разработки в области двойников, а, насколько я понимаю, коды он не нашёл… Как собираетесь его нейтрализовать? Нужна помощь?

– Сегодня вечером необходимо устроить поединок Дерека О`Райли и Юэна МакГрегора. Похоже, МакГрегор утром потерял матрицу-стабилизатор. Нужно ему намекнуть, что эта вещица у Дерека. В целях безопасности нужно собрать побольше зрителей на их поединок: исследования показали, что присутствие более 360 человек способны стабилизировать неорганические структуры типа двойника. Да, самое главное, нужно организовать вокруг площадки, где будет проходить поединок, защитный барьер со специальными характеристиками. Полагаю, Энтони уже выслал необходимые характеристики в технический отдел.

– Хорошо, – генерал Смит отошёл недалеко от стола, чтобы сразу же отдать необходимые указания.

Вернувшись к столу, он продолжил разговор.

– Устроим поединок сегодня в 20 часов. Сделаем МакГрегору предложение, от которого он не сможет отказаться: нужная вещь за победу в поединке.

Генерал Смит и Ханако немного помолчали.

– Ну что ж, будем решать вопросы по мере их возникновения, – вставая, закончил встречу генерал. – База обеспечит всё необходимое для операции. Теперь дело только за вами!

Ханако встала, подавая руку генералу для прощания. Когда машина с генералом скрылась за поворотом, Ханако поймала себя на мысли, что волнуется за Дерека. Это было довольно странно, ведь её с детства учили мыслить рационально, оставляя эмоции для более подходящих случаев. «Сегодня очень странный день…», – подумала она, соскребая ложечкой молочную пенку со стенок чашки. «Пожалуй, пора», – девушка вздохнула, с грустью посмотрела в пустую чашку и не торопясь направилась к месту встречи.

Дерек и Энтони уже ждали Ханако на «их» скамейке в небольшом парке, чтобы обсудить планы на вечер.


8  [ ^ ]

Два часа, оставшиеся до начала поединка, пролетели незаметно. Генерал постарался на славу – многотысячные трибуны спортивного комплекса военной базы «Мотодзи» заполнились до отказа: люди стояли и сидели в проходах, создавая непроходимую стену. Посмотреть на схватку «до победы» двух лучших бойцов со времени возникновения базы «Мотодзи» пришли абсолютно все жители и гости, свободные от несения службы или других обязанностей.

Напряжение в зале можно было трогать руками, ведь свободный поединок воинов-профессионалов, не ограниченный совершенно никакими правилами объявили впервые за всю историю существования базы! Это было тем удивительнее, что ни один из противников не был киборгом, что подогревало интерес публики ещё больше. 

Энтони нигде не было видно, а Ханако, выполнявшая роль секунданта, заметно волновалась, стоя около ринга. Дерек разминался.

…Несмотря на солидный опыт игры в качестве капитана сборной Ирландии по рэгби, в свете прожекторов Дерек чувствовал себя некомфортно: за последние годы он привык работать скрытно и в одиночку, поэтому большое скопление людей его нервировало. Чтобы успокоиться, он вспомнил сегодняшний день: озеро, джунгли, чайная церемония и беседа в парке. Это помогло. «Малышка Ханако знает своё дело, несмотря на возраст», – подумал он. Теперь нужно сосредоточиться на предстоящем поединке. Обычно, выполняя «деликатные» поручения, Дерек тщательно собирал исчерпывающую информацию о цели, планируя наиболее безопасный вариант выполнения миссии, но сейчас данных ему явно не хватало.

Отсутствие ограничений в бою, несомненно, радовало. Хотя какие могут быть ограничения против техники гипноза гендзюцу?! «Надеюсь, Ханако не ошиблась, когда говорила о невозможности двойников нанести физический вред человеку», – думал Дерек, внимательно разглядывая стоящего в противоположном углу мускулистого атлета. МакГрегор был заметно выше и тяжелее Дерека, что давало ему несомненное тактическое преимущество. Рост Дерека составлял около 190 сантиметров против 200 МакГрегора, а вес – около 90 килограммов против 110.

МакГрегор выглядел устрашающе, особенно когда начинал двигаться в своём углу: лёгкость движений и скорость вращений совершенно не вязались с его физиометрическими характеристиками. Обычно бойцы такой комплекции, включая киборгов, связаны ограничениями возможностей суставов, но глядя на МакГрегора, складывалось впечатление, что у него такие ограничения полностью отсутствуют.

«Не верь глазам своим», – вспомнил Дерек наставления Ханако, внимательно изучая атлета в противоположном углу. Затем прикрыл глаза и прислушался к своим ощущениям: он воспринимал находившееся перед ним существо как мощный поток ветра, но он не чувствовал в нём ничего человеческого... Тем временем МакГрегор с удовольствием демонстрировал себя публике, и это было хорошо, но как-то сбивало с толку: неужели неорганическим существам свойственна гордыня?!

...Нет правил, нет рефери! Поскольку рефери на площадке отсутствовал, начало боя просигналит сирена. На мониторах шёл обратный отсчёт – 60 секунд до начала схватки.

Дерек переключился в состояние боевой готовности, сосредоточившись на задаче: цель проста, как яйцо: плеснуть на МакГрегора «мёртвой» водой и заставить его прижаться к барьеру, а самому держаться от барьера подальше, ибо напряжение, подаваемое на периметр, довольно изрядное.

10, 9, 8, 7… Прозвучала команда «Приготовиться к бою», Дерек сконцентрировался на поединке, оставив позади все сомнения, гнев и ненависть, подготовив своё восприятие для получения и анализа действий объекта. В этот самый момент Дерек стал тем, кем являлся на самом деле, – безупречным убийцей. Теперь на ринге для него остались только он и его цель. Включился барьер, и через мгновенье прозвучала команда «К бою». Зал взревел.

…Дерек всегда затруднялся описать свои ощущения в состоянии концентрации во время боя. Сказать, что в голове у него возникала пустота, значит, ничего не сказать. Происходящее с ним почти невозможно описать привычными терминами. Некоторые мастера называют это состояние «прямым» восприятием, подразумевая под ним мышление, не замутнённое лишними мыслями или эмоциями. Дерек ощущал это так, словно непосредственно прикасался к происходящим событиям, ставшим бесконечными нитями, тянущимися во всех направлениях…

Одно из характерных эффектов состояния повышенного внимания – отсутствие звуков. Не то чтобы Дерек их совсем не слышал, просто они превращались в особый вид вибраций, входящих в общий комплекс ощущаемых им и необходимых для анализа волн, ведущих его к успеху. Находясь в процессе схватки, Дерек никогда не думал о будущем, он лишь анализировал настоящее, выбирая наилучший момент для проведения молниеносной результативной атаки.

Точку входа для удара или броска Дерек воспринимал как пустоту в плотной обороне противника, и, как только она появлялась, он мгновенно проникал туда любым доступным способом, что позволяло ему даже самый сложный бой заканчивать в свою пользу за считанные секунды... Текущий поединок обещал быть очень и очень длинным. МакГрегор не давал ни малейшей возможности для проведения результативной атаки. Это было пугающе странным и даже бесчеловечным: Дерек воспринимал оборону своего противника как монолитную скалу, уходящую в бесконечность без единой трещины и даже намёка на трещину.

...МакГрегор не спешил атаковать, Дерек тоже не спешил. Бойцы двигались по кругу, непрерывно тестируя различные позиции, выискивая уязвимости в обороне друг у друга. Дерек пытался заставить МакГрегора сдвинуться к защитному барьеру, но ни одна из его уловок не имела успеха.

Медленно двигаясь по кругу, Дерек размышлял: «Нужно нанести проводящую жидкость. Интересно, что будет, если просто пойти вперёд? МакГрегор ведь не может нанести ему никакого физического вреда?» Все инстинкты Дерека протестовали против его решения, но одновременно с этим он ощущал иррациональное непреодолимое желание реализовать это манёвр.

Выбрав более или менее подходящий момент, Дерек сделал рывок в направлении противника. МакГрегор уклонился. Это немного воодушевляло. Дерек развернулся и снова пошёл вперёд. Снова неудача. Действия Дерека заставляли бойцов разгоняться до очень высоких скоростей.

…Ханако совсем не нравилось, что происходило на ринге: крайне неразумно наращивать скорость при отсутствии временных ограничений в поединке. Оставалось только надеяться, что её товарищ знает, что делает. Мягкий пузырёк с жидкостью она прицепила Дереку на ладонь рядом с большим пальцем левой руки. Нужно было беречь его и аккуратно раздавить в непосредственной близости от МакГрегора, чтобы жидкость под давлением вышла наружу.

…Дерек провёл длинную серию ударов руками и ногами, не принёсших ему ровным счётом ничего. МакГрегор не позволял ему выйти на дистанцию не только захвата, но и результативного удара. Противники снова разошлись для подготовки к следующей серии атак, в голове Дерека появилась одна отчётливая мысль – нанеси жидкость как хорошие духи. Это была даже не мысль, а приказ, принадлежавший явно не ему, но не подчиниться такому приказу было просто невозможно.

Дерек немного расслабился и начал спокойное сближение с МакГрегором. Когда дистанция стала критической, Дерек хлопнул в ладоши перед его лицом и одним коротким движением попытался зайти ему за спину. МакГрегор ожидаемо сделал шаг вперёд и оказался в облаке «волшебной» воды. Первая часть задания была выполнена. Бой затягивался. Дерек начинал уставать, и это ему не нравилось: нужно было заканчивать поединок.

Воодушевившись достигнутым успехом, Дерек снова решился на пямой проход. Выгадав момент, он сделал стремительный рывок вперёд, выполняя прямой удар в голову и… словно провалился в густой туман. В этот момент он почувствовал тупой удар в груди, и... сердце остановилось. Он вспомнил, почему лицо МакГрегора всегда казалось ему таким знакомым. Наваждение закончилось так же внезапно, как и началось, одновременно с первым после остановки глухим толчком сердца, сопровождавшимся глубоким вдохом. Дерека спас внезапно ставший дефибриллятором защитный барьер, снова запустивший его сердце.

Быстро справившись с шоком и не увидев перед собой своего противника, Дерек развернулся и столкнулся с ним взглядом. Огонь, пылающий в глазах МакГрегора почти полностью поглотил внимание юноши, и на какой-то краткий миг Дереку показалось, что его пожирает пламя, но голос Ханако вернул его в реальность: СОБЕРИСЬ и ВЫПОЛНИ ФОРМУ!!! В тот же миг он разорвал дистанцию и вернулся в состояние боевой готовности.

Зал ревел от восторга. Поединок оправдывал самые смелые ожидания – мощный, непредсказуемый и динамичный: проходы, подкаты, уловки и подсечки сыпались друг за другом, хотя и не приводили к результативным действиям. Единственный прямой вход О`Райли закончился небольшим недоразумением, и всё началось снова. Мускулистые тела бойцов блестели от пота, возбуждая у зрителей неподобающие мысли и желания. Хотя на базе и запрещены ставки на деньги, пари всё равно заключались. И пока что, по мнению присутствующих, явного преимущества никто из бойцов не имел…

«Вращайся, создавая вокруг себя вихрь, затягивающий все вовнутрь, словно веретено, наматывающее на себя нить. Вовлекай в свою сферу МакГрегора, делая его частью своей системы, а затем разбей её, мощно выплеснув всю накопленную энергию наружу. Лучше всего для этого подходит семнадцатый комплекс кунг-фу Шаолинь», – мысленно отдавал себе приказы Дерек.

Дерек сосредоточился и, постепенно наращивая темп, начал выполнять комплекс, состоявший исключительно из круговых движений во всех плоскостях. Методично выполняя каждый элемент, Дерек вытеснял МакГрегора из центра ринга, создавая вокруг себя небольшое торнадо, становясь сердцем зарождающегося тайфуна.

Первые элементы комплекса пробудили в голове у Дерека барабаны, постоянно сопровождавшие его занятия в горном монастыре. Он усилием воли подавил в себе желание погрузиться в приятный глубокий транс, а вместо этого сконцентрировался ещё больше, если такое вообще было возможно.

Методично выполняя комплекс приёмов, Дерек понял, что ему удалость не только успешно войти в контакт с МакГрегором и синхронизироваться с ним, но и взять под контроль его движения. Он чувствовал это как постепенное увеличение массы своего тела. Теперь нужно было выбросить МакГрегора за пределы площадки. И это была другая проблема: как бросить то, что окружало его со всех сторон, создавая вокруг равномерно плотный кокон?! Дереку становилось трудно дышать, и вдруг он отчётливо почувствовал тяжесть с левой стороны. Мгновенно сконцентрировавшись, он сделал одно мощное движение в этом направлении, вобравшее в себя всю накопленную динамику движений обоих тел.

В следующий момент Дерек увидел каскад искр, сыпавшихся из разрушенного барьера, сползающего на пол МакГрегора, взволнованное лицо Ханако рядом с собой и стоящих в дверях Энтони с их роботом-компаньоном. Затем он ненадолго услышал рёв зала и голоса, скандирующие его имя. Он поднял вверх руки в знак победы, и… всё исчезло.


9  [ ^ ]

Дерек открыл глаза и долго не мог понять, где находится. Комната была незнакома: он лежал на невысокой квадратной кровати в просторном и очень уютном помещении, выкрашенном в цвет прозрачного графита и сдержанно украшенной затейливыми современными скульптурами и картинами в абстрактном стиле. Стеклянные раздвижные двери, задрапированные лёгкими светлыми шторами, выходили на зелёную лужайку, сменявшуюся небольшой пальмовой рощей, за которой виднелся океан.

На прикроватном столике стоял стакан воды и лежала записка, нацарапанная рукой Ханако: «Проснёшься – нажми на кнопку». Дерек выпил воду, поднял записку, обнаружил искомое и устало положил руку на звонок. Через пару минут в комнату вошли Ханако и Энтони.

– Глядя на тебя, и не скажешь, что ты сражался с монстром! – вместо приветствия произнесла Ханако, внимательно рассматривая друга.

– Сколько я спал?

– Сутки, – ответил Энтони. – Мы уже стали волноваться за тебя.

– Где я?

– У меня в гостях, – снова вступила в разговор Ханако. – Это лучшее место на Оогамэ для восстановления сил. Вставай, пойдём, поужинаем.

Дерек сел на кровати и понял, что чувствует себя превосходно, хотя мышцы отчётливо напомнили ему о напряжённо прошедшем дне. Друзья вышли, деликатно позволив ему быстро привести себя в порядок и выйти к столу.

Ужин подавали на открытой террасе с видом на закат. Неожиданно оказалось, что дом расположен на вершине горы, а под ней открывался шикарный вид на город. За столом уже сидели созерцавшие закат Ханако в лёгком светлом платье и Энтони в белой рубахе и льняных брюках. Услышав шорох открывающихся дверей, они встали, чтобы снова поприветствовать своего друга.

Дерек замер на пороге – таким нереальным показалось всё происходящее: в лучах заходящего солнца и лёгкого ветра окружающий мир стал терять свою незыблемость, терять чёткость очертаний и становиться текучим. Свежий ветер принёс запах океана, мистическим образом обострившего его чувства. Взглянув на друзей, он неожиданно осознал их величие: Энтони и Ханако находились внутри сверкающих золотом сфер, источающих безграничный покой и силу.

От всего этого ком подкатился к горлу Дерека и на глазах у молодого воина показались слёзы. Он моргнул, и видение исчезло…

Ханако подхватила Дерека под руку, приглашая присоединиться к их идиллии. Энтони ждал их около стола. Дерек несколько раз глубоко вдохнул, смахнул непрошеную слезу и сел за стол.

– Ну, всё удалось? – спросил Дерек, неуклюже начиная разговор совсем не о том, что его по-настоящему волновало в данный момент.

– Да, вполне, – ответила Ханако, аккуратно пододвигая к Дереку стакан с его любимым элем. – Не поверишь, источники питания находились у МакГрегора в голенях.

– А что с ним случилось?

– Мы доставили его в лабораторию, достали источники питания, и он исчез.

– Как это?

– Неорганические существа на земле имеют крайне нестабильную структуру в видимом диапазоне, во время поединка ты его изрядно потрепал, а потом мы тоже постарались…

– Почему у меня случилась остановка сердца?

– Когда ты полностью оказался в зоне двойника, его чуждая человеческой структура остановила биологическую активность твоего тела. Все процессы жизнедеятельности, в том числе и время для неорганических существ течёт иначе, поэтому они живут почти бесконечно…

– Это опасно?

– Очень. Но, к счастью он был нестабилен, поэтому ты быстро вывалился из зоны его влияния.

– А что на поединке делал наш робот-компаньон?

– Спасал тебя. Пока ты возился с МакГрегором на озере, он выронил свою матрицу-стабилизатор. Наверное, процесс распада уже зашёл слишком далеко, если он настолько потерял контроль. Мы отправили матрицу на анализ, подтвердивший назначение находки. Чтобы помочь тебе завершить поединок, робот доставил матрицу на твой бой, именно это и позволило МакГрегору на небольшой момент сфокусироваться в одной зоне, тогда ты и выполнил бросок. Возможно, это был единственный шанс справиться с двойником.

– И что теперь?

– Мы едем в Ирландию! Лорд Гамильтон любезно предоставил нам свой самолёт, – улыбнулся Энтони. – И ты знаешь, Дерек, мы думаем, что твои возможности гораздо больше, чем ты сам предполагаешь. Мы намерены пробудить твою суперсилу!

Ханако весело рассмеялась и подмигнула опешевшему Дереку. В этот момент солнечный круг коснулся океана, и друзья заметили вспышку зелёного луча на золотом диске. Хороший знак перед началом длинного пути!

 
Продолжение следует!
 
 

Литературное редактирование: Екатерина Самосадкина
Иллюстрации: Артём ДюМонт


Архив статей
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2017
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2016
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2015
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2014
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2013
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2012
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2011
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2010
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2009
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2008
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2007
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2006
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2005
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2004
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2003
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2002

 Поиск по сайту
Новости
Статьи
Фоторепортажи
Tворческая группа
Россия-Япония
Что такое айкидо?
Правила вступления
Расписание тренировок
Справочный отдел
Официальные документы
Программа и методика
Вопросы по айкидоnew
От автора
Сага о жажде сражений
Invisibles: Невидимые
Сказки для друзей
Фанклуб
Манга конкурс
日本語


Набор в Клуб айкидо

Химический состав и энергетическая ценность пищевых продуктов. Необходимая информация для людей, ведущих здоровый образ жизни и придерживающихся диеты

Rambler's Top100



Яндекс цитирования




 
Наши додзё:
Пермь. ПГПУ, ул. Пушкина, 42
Тел.: (342) 276-06-68
E-mail: poa@kiwami.org
Дизайн:
Мангуст-мультимедиа,
2004