16 декабря 2015 года Ольга Панченко
Сага о жажде сражений. Глава 170 (отрывки)




«Моя болезнь затянулась на две недели… В пятницу утром, когда я уже собиралась перед выходом в офис сходить на последний приём к доктору, позвонила бабушка из Киото и в ультимативной форме сообщила, что я еду в Японию для полного восстановления здоровья. Вылет в субботу утром, а с боссом она уже договорилась и другие дела тоже уладила.

Я внутренне чертыхнулась: «Конечно, зачем меня спрашивать о моих планах?! Все знают лучше меня, что мне делать!» Однако спорить с бабушкой было бесполезно, да и чувствовала я себя пока что, прямо скажем, не так , чтобы очень хорошо. Достав из кладовки дежурную дорожную сумку с вещами на неделю, я предупредила Сатору, что уезжаю (впрочем, он был уже в курсе – бабушка и с ним успела переговорить), и договорилась с ним встретиться на нашем месте – полюбоваться закатом солнца на дорожку.

Я пришла на обрыв за час до назначенного срока, но Сатору уже сидел там, задумчиво глядя на горизонт. Издалека услышав мои шаги, Сато-кун обернулся и сразу же поднялся на ноги, чтобы поприветствовать меня. Честно говоря, сначала я даже не увидела Сато, так как шла, уставившись на узкую тропу, опасаясь мелких камушков и ползучих гадов. К счастью, на тропинке виднелась только сухая трава, а летающих, ползающих и скачущих существ под ногами не наблюдалось. Я задумчиво сорвала цветок, а следом за ним вытянула травинку, чтобы полакомиться «травяным молочком», и только тогда заметила своего школьного друга, появившегося перед моими глазами, словно «лист перед травой».

– Привет! – сказал Сато и взял меня за руку. – Ты рано.

– Да, хотела немного прогуляться перед поездкой. Ты тоже пришёл раньше времени!

– Надеялся провести с тобой побольше времени, – временами Сато просто убивал меня своей прямотой.

Не зная, что ответить на столь откровенное признание, я молчала и сосредоточенно жевала травинку.

– Я принёс кое-какой еды и напитки. Дрова для костра тоже насобирал. Ты ведь любишь живой огонь?

– Спасибо, Сато-кун! – искренне ответила я: никто не умеет заботится лучше, чем Сатору.

«Странно, – думала я. – Почему Сатору, такой милый и, совершенно очевидно, любящий меня, не пробуждает ответных чувств? Конечно, я люблю его как брата, но и только... Поразмышляю об этом по пути в Токио».

Тем временем мы дошли до небольшой площадки, удобно расположенной на самом краю обрыва, с естественным карнизом и удобным для сидения камнем. Сато и вправду хорошо позаботился о пикнике: на плоском круглом камне лежали сэндвичи, фрукты, а в сумке-холодильнике стояли напитки. Ох уж этот предусмотрительный Сато-кун!

Прогулка немного утомила меня. Я с удовольствием уселась на приготовленную Сатору сидушку, откинулась на согретый солнцем камень и прикрыла глаза. Сатору сел рядом и накрыл своей рукой мою ладонь.

– Зачем ты себя так мучаешь тренировками? – тихо спросил он.

– Тебе не кажется, что это не твоё дело! – резко ответила я, так как этот вопрос в той или иной форме мне задавали уже многие.

– Нет, это моё дело! – вспыхнул Сатору. – Я очень люблю тебя, и мне больно видеть, как ты издеваешься над собой. Извини, но это больше похоже на наказание, чем на тренировки!

Удар был явно ниже пояса: моё дыхание перехватило от охватившего меня гнева, однако противоположная сила, прошептавшая, что, может быть, он прав, мгновенно погасила огонь. Пожалуй, синяков у меня было многовато…

– Это тебя бабушка настропалила поговорить со мной? – резко ответила я, тем не менее, продолжая сидеть рядом с Сатору и позволяя ему ласкать мою руку.

– Ты удивительная девушка! – грустно улыбнулся он. – Я только что признался тебе в любви, а тебя это, похоже, совершенно не волнует.

– Послушай, Сато, чего ты от меня хочешь? Я тренируюсь, потому что мне это необходимо! Хочешь объяснений? Пожалуйста. Возможно, я чувствую вину по отношению к маме и папе. Мне кажется, что я сделала для них недостаточно много. И если что-то во мне считает необходимым принять наказание, то так тому и быть!

Сатору молча достал из сумки баночку холодного кофе с молоком моей любимой марки и с характерным хлопком, очень приятным моему уху, открыл его.

– Ханако-тян, ты скучаешь о группе «Миндаль»? – продолжал Сатору.

Гнев снова стал переполнять меня.

– Ты решил сегодня доконать мня неприятными вопросами?

– Так скучаешь?

– Конечно, скучаю! – взорвалась я, разозлившись на себя, Сатору, этот чудесный солнечный день… на ушедшее детство и воспоминания о том ни с чем не сравнимом драйве масштабных рок-концертов.

Сатору пристально посмотрел мне в глаза и взволнованно произнёс:

– Ханако-сан, пожалуйста, послушай меня: я уважаю твой выбор и восхищаюсь твоим упорством в боевых искусствах, но, пожалуйста, не отказывайся от всего, что тебе дорого. Это то, что я долго не решался тебе сказать… А теперь ты уезжаешь в Японию, и неизвестно, когда мы сможем ещё раз поговорить наедине.

Это было так не похоже на невозмутимого Сатору, что я была ошарашена и не сразу нашла что ответить.

– Сато-кун, я ведь не на войну уезжаю! – как-то сразу успокоилась я. – Я вернусь через две недели.

– Как знать… – задумчиво проговорил Сато, немного приобняв меня и показывая глазами на горизонт: солнце начало свой спуск в океан».


Кто та,
что всходит
из пустыни,
опираясь
на друга своего?

Песнь песней Соломона (перевод Абрама Эфроса)


Попутешествовать в другие, пусть даже воображаемые миры Артёма ДюМонта долго уговаривать не пришлось: он бесцеремонно вырвал из пасти у ошалевшего кота Ингвара мышь и подошёл к Рёки и Джакену.

– Я готов, – решительно, но с изрядной долей подозрительности провозгласил ДюМонт, попеременного глядя то на Рёки, то на Джакена.

Рёки немного посторонилась, освобождая место для художника. Они встали в круг, и Рёки с Джакеном заключили Артёма в свои объятья.

– Мне так и держать мышь в руке? – немного нервно уточнил ДюМонт. – Она ещё живая!

– То, что надо! – улыбнулся Джакен, подняв руки над головой. – Я не успел одеться, так что держитесь, что есть сил: особенно это касается тебя, Артём. Если в дороге потеряется Рёки, то она сможет вернуться самостоятельно, но ты можешь затеряться в других мирах навеки. Так что ни в коем случае не отпускай нас и помни о мыши.

– Безумие какое-то… – пробормотал Артём, однако прижимаясь как можно плотнее к своим друзьям.

Рёки и Джакен, словно по команде, начали шептать в уши ДюМонта слова на неизвестном ему языке. Вскоре у художника в голове появился звон, постепенно превращающийся в гул колокола, и потом наступила тишина. Ни одной мысли, ни одного звука, ни одного образа. Затем его словно включили, и он увидел огонь.

Огонь был повсюду – он мерцал, переливался и постоянно менял свой цвет. Немного привыкнув в этому безумию света и цвета, ДюМонт стал воспринимать иные детали картины хаоса, как ему сначала показалось. Художник начал видеть нити, протянутые вокруг него во всех направлениях и не имеющие ни конца ни начала. Зрелище было потрясающим: переливающиеся в диапазоне от белоснежного до тёмно-красного нити, уходящие в бесконечность и приходящие из бесконечности, создавали ни с чем не сравнимое ощущение восторга. ДюМонт хотел спросить об увиденном у друзей, но не смог произнести ни звука. То здесь, то там пучки нитей перемешивались, создавая арки или закручиваясь в спирали. Это зрелище настолько заворожило художника, что он начал было терять контакт с друзьями, но увесистый удар под рёбра напомнил ему о необходимости держаться.

Одновременно с толчком ДюМонт снова услышал голоса Рёки и Джакена, и его голова снова опустела. Когда он смог сфокусироваться во второй раз, то увидел чудный мир с лазурно-голубым небом и нежно-зелёной травой под ним. ДюМонту показалось, что он парит где-то между небом и землёй, но, очарованный гармонией окружающего мира, он мгновенно забыл об этой мысли. Вдалеке виднелись райские сады (по крайней мере, художник так подумал из-за сочетания красок) и летали неизвестные ему птицы и бабочки. Тёплый ветер обдувал его разгорячённое лицо и приносил совершенно незнакомые чарующие ароматы. Художником овладело желание остаться здесь, но он вновь получил увесистое напоминание о физическом существовании.

Снова в голове художника зазвучали голоса друзей, и снова он очнулся в другой реальности: третий мир до необыкновенности напоминал о земном средневековье: ДюМонт с интересом рассматривал интерьер готического замка, где его восприятие сфокусировалось на этот раз. Перед собой он увидел зеркало, но не увидел в нём отражение себя и своих друзей. Этот факт его заинтересовал, хотя почему-то и не удивил – Артём решил понять, откуда же они смотрят на зеркало, чтобы не отражаться. В попытке оглянуться он натолкнулся взглядом на нечто любопытное, лежащее прямо перед ним на приступочке. Это что-то так заинтересовало его, что ДюМонт забыл обо всём на свете и потянулся за этим предметом, совершенно забыв о предупреждении. Как только он коснулся странно прохладной поверхности, замок задрожал и стал рассыпаться в пыль. Артём почувствовал боль: мышь укусила ДюМонта за палец, он закричал и очнулся у себя в мастерской в Париже.

– Что случилось? – спросил Артём. – Это был сон?

– Как знать? – улыбнулась Рёки. – Посмотри, что у тебя в руке.

Артём с трудом сфокусировал взгляд на своей ладони и рядом с мёртвой мышью не сразу заметил странный амулет, заинтересовавший его в готическом замке.


Продолжение следует!
Каждый четверг – новая глава!

Литературное редактирование: Екатерина Самосадкина
Иллюстрации: фото из открытых интернет-источников

Глава 169 < > Глава 171

Архив статей
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2018
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2017
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2016
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2015
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2014
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2013
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2012
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2011
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2010
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2009
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2008
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2007
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2006
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2005
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2004
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2003
Янв | Фев | Мар | Апр | Май | Июн | Июл | Авг | Сен | Окт | Ноя | Дек | 2002

 Поиск по сайту
KIWAMI R&D GROUPnew
Новости
News & articles
ニュースーと記事
WAmetr App
Статьи
Приветствие лидера
Видео
Что такое айкидо?
Вопросы по айкидо
Правила вступления
Расписание тренировок
Официальные документы
Программа и методика
Тематический каталог
Фоторепортажи
CONTACTS
От автора
Сага о жажде сражений
Invisibles: Невидимые
Сказки для друзей
Фанклуб
Манга конкурс
日本語


Набор в Клуб айкидо

Химический состав и энергетическая ценность пищевых продуктов. Необходимая информация для людей, ведущих здоровый образ жизни и придерживающихся диеты

Rambler's Top100



Яндекс цитирования




 
Наши додзё:
Пермь. ПГПУ, ул. Пушкина, 42
Тел.: (342) 276-06-68
E-mail: poa@kiwami.org
Дизайн:
Мангуст-мультимедиа,
2004